Понедельник, 22 января 2018 00:00

Все ошибки вспоминаются с улыбкой

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)
Розыгрыши и курьёзы, можно сказать, как таблетки от усталости, напряжения и просто плохого настроения для работников редакции. Даже если на полосу газеты вылезла громкая ошибка, через некоторое время она будет вызывать только улыбку.
– Газетное дело знает немало казусных историй, – вспоминает Ольга Кузовкина, бывший редактор газеты «Сельская новь», на страницах юбилейного номера за 1998 год. – Любой журналист – будь то центральной или районной газеты – наверняка вспомнит пару-тройку трагикомичных ляпсусов. Были они и в моей практике.
– Начальник уголовного розыска Огнесов, новенький, молодой, но, говорят, хваткий, на повышение к нам приехал, – объяснил фотограф, который работал в районной милиции. – Может, понадобится снимок?
Снимок пошёл в газету месяца через три, когда молодой начальник в самом деле проявил себя. Возвращаясь в поезде из командировки, лично задержал гастролирующего рецидивиста.
– Да, непорядочек у нас, – многозначительно произнес ответственный секретарь, рассматривая фото Огнесова.
– Он тут у нас бритый наголо – чистый преступник. А снимку-то уже три месяца. Волосы, небось, отросли. Неудобно бритого давать как-то, авторитет молодому начальнику подорвём.
– Так волосы-то можно нарисовать, – предложил кто-то из журналистов.
Это – выход. Нарисовали. Небольшие волосы. Натурально получилось. Снимок поставили в газету.
Назавтра первым, кто позвонил в редакцию, был старый начальник РОВД Рябов.
– Вы там что, ребята, с ума посходили? Нашли над кем шутить! Над лучшим сотрудником!
– Так разве Огнесов не задержал рецидивиста? – спрашивает, заикаясь, ответсекретарь…
– Задержал! Да только почему вы парик напялили, мы его с волосами никогда не видели. Раз в неделю человек аккуратно бреет голову – болезнь у него. А вы ему парик!
Выпуск газеты – дело ответственное, – продолжает Ольга Кузовкина. – Особенно в редакциях бывает запарка с выпуском праздничных номеров. Не дай бог, ошибка или ляп. А потому, как правило, в типографии на выпуске всегда бывала суетная обстановка. И для пущей бдительности привлекался чуть ли не весь газетный люд. Газетчики даже невесело шутили по этому поводу: у всех нормальных людей укороченный день, а у нас – удлинённый, – написано всё в том же юбилейном номере 1998 года.
Так было и в тот раз. Готовили номер к 60-летию Великой Октябрьской социалистической революции. Корректор уже прочитал на один раз газету. К читке второй корректуры подошла и я, – рассказывает читателям Ольга Кузовкина, – дежурный по номеру, или, как называли, «свежий глаз».
Через несколько минут появились редактор, ответственный секретарь, завотделом. Читали все – вроде всё чисто, ошибок нет. Смотрю: ответственный секретарь взял оттиск полосы вверх тормашками и водит пальцем по заголовкам. Поймав мой недоуменный взгляд, старый журналист, произнёс:
– Учись, поросль молодая. Чтобы в заголовок не вкралась ошибка, его нужно читать вверх ногами.
Прочитали и вверх ногами. Особенно первую полосу, где рядом с клише – «Аврора» своими прожекторами освещает Зимний – заглавным шрифтом было набрано: «Лишь та революция чего-нибудь стоит, если она умеет защищаться». И в скобках – В.И. Ленин.
Редактор подписал номер в печать и свет.
Назавтра, собираясь на демонстрацию, достала почту из ящика. Первой беру свою родную газету. И быстренько-быстренько глазами по ней. И – о, ужас! Глазам своим не верю. Рядом с Авророй слова: «Лишь та революлюция чего-нибудь стоит…»
… Попало редактору. Правда обошлось без оргвыводов. Но все ходили молчаливые и чувствовали себя виноватыми. Откуда взялась эта проклятая «лю»?!
Лишь после праздников печатник типографии признался, что он слабо закрепил форму. Когда печатная машинка сделала первый рывок – набор и высыпался. Он молча, чтоб никто не узнал, сам перебрал цитату. Получилось – как получилось.
Из воспоминаний бывшего редактора газеты «Сельская новь» В.А. Гаврилюка:
– В 70-е годы модными и обязательными в газетах были передовые статьи, призывные «шапки». Материалы первой полосы нашей газеты в течение весны – осени объединял лозунг: «Полевые работы – ударный фронт». Заканчивая редакторскую читку, я имел привычку ещё раз перечитывать все заголовки, чтобы, не дай бог, не пропустить ошибки. Не изменил этому правилу, подписывая и очередной номер.
Но настоящий шок я испытал на следующее утро, когда заместитель редактора Дим Димыч Зинин зашёл в кабинет и положил на мой стол свежий номер. По его лицу я понял, что случилось непоправимое. Бросил взгляд на передовицу и не поверил глазам. С первой полосы выпирали слова: «Половые работы…» и далее по тексту. Ужас! Я вышел из-за стола и вымолвил единственное: «Я пошёл».
Все поняли – в райком. Пошёл сдаваться…
Лишь в последний момент коллеги меня остановили. Оказывается, они меня решили разыграть и, профессионально подштриховав букву «е», превратили её в «о».
Публиковали в «Сельской нови» и сатирические заметки. Произошёл один вопиющий случай в селе Вятском. Из дома выбежала женщина, в чём мать родила. Её сразу узнали. Это была Клавдия Шамарова, мать девятерых детей. Знакомые женщины пытались усовестить Шамарову.
В таком непристойном виде многодетная мама продолжала шествие по селу. Успела она зайти в медицинский пункт. Причём замок на двери был сбит её крепкой рукой. Следующей остановкой стал местный клуб, где в это время показывали фильм. Зрители, увидев необычное явление в зале, забыли о страданиях героев киноповести. Правда, сеанс, данный Шамаровой, продолжался недолго – отсюда её выдворили силой.
Вскоре Клавдия Шамарова предстала перед лицом товарищеского суда.
– Как же такое случилось? – спросил председатель.
– Даже не знаю, – ответила она. – Выпила я всего одну поллитровку…
Нельзя пройти и мимо заметки, которая начинается со слов: «Очень мы коровы, обрадовались, когда узнали, что ферма наша будет целиком и полностью механизирована». Материал держит интригу до конца. Как мы узнаем в подписи, оказывается, рассказ бурёнки подслушал и записал рабселькор «Сельской нови». Было и такое.
Наталья Киреева, по материалам архива газеты.

Прочитано 427 раз
Другие материалы в этой категории: Редакция на чемоданах »